Блог

Обзор отзывов о выставке в Невском ДК 10-20 сентября 1975. Часть 1

Эдуард Шнейдерман

Что думает об изобразительном искусстве, об увиденном на выставках посетитель, мало известно. Отзывы о выставках искусствоведов вообще не интересуют, они заняты своими построениями и спорами с коллегами. Отзывы о выставках картин широкого зрителя остаются неучтёнными. И это жаль, потому что отзывы посетителей, эти голоса, прозвучавшие когда-то на конкретной выставке, способны сохранить уникальную атмосферу, существовавшую там, передать множество нюансов своего времени.

Мне приходилось читать книги отзывов о посещении выставок разных лет. Обычно в них пишут десятки, много – сотня-две зрителей. Отзывы о выставках 40-50-годов большей частью малоэмоциональны, примитивны, идеологизированы, как и само искусство соцреализма. Взрыв произошёл в период «оттепели». Я, в частности, наблюдал его на выставке «30 лет МОСХ» в московском Манеже. Там, конечно, мне было не до изучения отзывов посетителей, но успел заметить, что пишут – активно. В зале, где побывал дважды, – до и после появления там Хрущёва (тоже ведь был зритель – и весьма эмоциональный!), – я ощущал небывалый накал страстей, видел скапливающихся то у одной, до у другой работы и резко споривших между собой зрителей.

Подобный эмоциональный взрыв имел место и на выставках в ДК Газа и Невский. И вот недавно в госархиве мне в руки попала часть отзывов посетителей на первую из них и все – на вторую. Сброшюрованные, они составили 11 толстенных томов. И тогда мне пришла в голову мысль систематизировать это множество отзывов, которые зрители исписали и опустили в урну в ходе выставки, словно бы приняв участие в стихийном голосовании, посвященном новому искусству.

Профессиональный социолог провёл бы анализ отзывов о выставке по многим параметрам. Но я-то делал его для себя, из простого любопытства – чтобы понять, как «зрительская масса» воспринимает новое искусство.

Характеристика отзывов о выставке

Прежде всего, меня интересовала не отзывы о творчестве отдельных участников выставки, это особая тема, – но восприятие выставки картин в целом.

Я разделил все отзывы о выставке на три группы:

  • положительные;
  • отрицательны;,
  • нейтральные и смешанные.

Зритель только что вышел из тесно увешанного сотнями картин зала, где он получил мощный – положительный или отрицательный – заряд, его распирает от необычных сильных впечатлений. В письменном отзыве о выставке он видит возможность хоть сколько-нибудь разрядиться. Потом всё отстоится, успокоится, и он, быть может, сумеет более четко сформулировать свой отзыв, расскажет о впечатлениях друзьям. Сейчас, в выставочном фойе, он испытывает непреодолимую жажду высказаться. И – оставляет отзыв в несколько слов или целиком исписанный листок. Сегодня он судья. Ведь это ради него и затевался нелёгкий труд по устроению выставки картин.

Отзывов, содержащих сколько-нибудь полный анализ выставки, сравнительно немного – не та обстановка, слишком свежи, новы и разнородны впечатления; да и не всякий может в отзыве так сразу изложить всё основное, существенное. Поэтому преобладают эмоциональные, категоричные высказывания за или против.

Положительными я считал следующие отзывы о посещении выставки:

  • отзывы, положительно оценивающие выставку картин в целом;
  • отзывы, содержащие, при общей положительной оценке, частные критические замечания.

Отрицательными:

  • отзывы, в целом отрицательно оценивающие выставку;
  • отзывы, содержащие, при общей отрицательной оценке, признание незначительного числа работ.

Нейтральными – отзывы о выставке, не содержащие никакой оценки.

Смешанными – отзывы, не позволяющие, из-за противоречивости высказываний, причислить их к одной их двух первых групп.

По приблизительным подсчётам я составил следующую таблицу:

Характер отзыва Количество %
положительные 1670 75,9
отрицательные 400 18,2
нейтральные и смешанные 130 5,9
Всего отзывов: 2200 100

Цифры эти меня удивили. Я не предполагал, что анализ отзывов о выставках покажет, что у нового авангарда, едва он появился на сцене, приверженцев окажется в 4 с лишним раза больше, чем противников. И это при том, что картины такого плана не только не пропагандировались в те годы, но, напротив, подвергались резкой критике и крайне редко могли пробиться на официальные выставки. Надо, конечно, учесть, что это соотношение отзывов – не вообще среди населения Ленинграда, а лишь из числа посетителей данной выставки.

И все-таки из тех посетителей выставки, кто ­ ради любопытства или из жизненной потребности способен был приехать в отдалённый от центра район, простоять несколько часов в очереди, чтобы попасть на выставку, – т.е. из числа зрителей, более или менее небезразличных к искусству, – процент этот очень высок. ЗА поиск, ЗА движение и ПРОТИВ застоя в нашем искусстве «проголосовало» положительным отзывом подавляющее число зрителей.

Чрезвычайно важно было бы по результатам анализа отзывов выяснить социальный состав каждой группы зрителей вставки. Но, к сожалению, сделать это сколько-нибудь точно невозможно – свою профессию в отзыве о выставке указали лишь немногие. Поэтому скажу очень приблизительно.

Социальные группы посетителей

Художники-авангардисты на выставкеВыставку посетили представители различных социальных групп. Среди авторов положительных отзывов много художников, студентов, большая часть технической интеллигенции, часть гуманитариев, небольшая часть рабочих. Отрицательные отзывы о выставке подписало большинство пенсионеров, много рабочих, заметное число технической интеллигенции, встречаются художники, студенты, гуманитарии. Но дадим слово зрителям.

Начнём с положительных отзывов о посещении выставки. В ряде отзывов звучит удовлетворение по поводу открытия выставки – от предельно краткого «Наконец-то!» до более распространённого: «Господи, до кого-то дошло, наконец, что такие выставки необходимы!»

Радость в связи с открытием выставки испытали очень многие, и она выражена во всём многообразии оттенков отзывов: тут и ликование, и восторг, и удивление, некоторые просто ошеломлены:

  • «Эта выставка – настоящий праздник»;
  • «Эта выставка – праздник в будни»;
  • «Выставка замечательная» (работница);
  • «Очень интересно!»;
  • «Великолепно! Выставка восхитительная!»;
  • «На выставке впервые за долгие годы возникло ощущение радости и события»;
  • «Всё это ошарашивает, поражает воображение...»;
  • «Выставка ошеломляет свой новизной, эмоциональным порывом»;
  • «Выставку отличает колоссальный эмоциональный накал»;
  • «Впечатление очень сильное, правда, слегка ошарашивает с непривычки»;
  • «Выставка меня ошеломила. Я не был подготовлен к восприятию»;
  • «Не видела ничего подобного в жизни. Огромное и неизгладимое впечатление»;
  • «В жизни не подозревал, что в моё время живёт такое искусство (студент)».

Радость перерастает у многих в гордость тем, что всё это наши, ленинградские  советские художники:

  • «Даже не представлял себе, что у нас так много прекрасных художников»;
  • «Неужели это всё ленинградские художники? Откуда столько талантов, неизвестных ранее?»;
  • «Выставка картин волнует! Прежде всего, первое впечатление, что они есть, наши замечательные талантливые художники, сейчас»;
  • «Оказывается, Россия – неиссякаемый вулкан талантов. Хорошо ли вы бережете их?»;
  • «Богата русская земля талантливыми людьми, – души-не души: живы. Это только в Питере, а если бы выставку по всей Руси... Молодцы» (инженер);
  • «Эта выставки – просто изумление. Есть ещё в России художники. Живо ещё искусство (студентка)» и т. д.

В нескольких отзывах – сравнение выставки картин с глотком свежего воздуха, чистой воды и т. п.:

  • «Эта выставка, как глоток свежего воздуха»;
  • «Впечатление такое, будто после водопроводной воды глотнул из лесного источника»;
  • «После выставки – как после грозы. На душе хорошо!»;
  • «На ваших выставках картин легко дышится!»

Следующая группа зрителей в отзывах от общих восторгов переходит к высказыванию о значении выставки, стремится дать формулировку её сущности, определить главные черты:

  • «Открылся совершенно новый, ранее неизвестный пласт нашей культуры (токарь)»;
  • «Выставка картин заставляет переоценить многие общепризнанные ценности»;
  • «В целом – сложное и очень богатое духовное событие»;
  • «Несомненно присутствие философского осмысления пространства, времени, окружающей действительности»;
  • «Выставка картин поражает спокойствием, широтой и разнообразием поиска»;
  • «Сколько у нас ярких, мощных, самобытных талантов! Какое неповерхностное, современное, гражданственное видение мира!»;
  • Искусствовед в отзыве отмечает наличие на выставке «разнообразия мысли. Это намного перекрывает неумелость (её меньше, чем можно было ожидать)»;
  • «Выставка опровергает распространённые отзывы, что это делают люди, безграмотные в художественном отношении»;
  • «Приятно увидеть на выставке не регламентированные, не остриженные или причесанные на привычный манер мысли»;
  • «Выставка отучает думать по шаблону, о том, что принято, что не принято...»;
  • «Характерная черта многих картин: пульс жизни, сгусток мысли, энергии в них, ощутим ритм движения – короче, сама жизнь»;
  • «Чем дольше смотришь на представленные на выставке картины, тем яснее понимаешь, что это про нас, про нашу жизнь, и чувствуешь, что без такого искусства наша культура будетнеполноценна».

Отзывов, подобных этим, можно привести гораздо больше. Огромное число мнений о выставке в целом и об отдельных работах может быть обобщенно сформулировано так:

  • разнообразие тем и мотивов, хорошая техника, богатство красок;
  • есть работы сильные, есть менее талантливые, но всё очень интересно.

Любопытны отзывы посетителей об атмосфере, царившей на выставке, об интересе к ней:

  • «Богатство необыкновенное – богатство вдохновения – открылось нам. Споры, разговоры с художниками, – настоящая творческая атмосфера» (В., 16 лет);
  • «Интересны не только картины. Интересны и люди, смотрящие их. Сплошное непонимание – редко».

 

Часть 2. Обзор отзывов о выставке в Невском ДК 10-20 сентября 1975

Разместить комментарий

Комментарии (1)

Katopa
20.12.2020
Возможность общаться непосредственно с художниками, с авторами картин, видимо, и стало основным достижением подобных выставок. Одно дело, когда зритель сам пытается понять то, что он видит на холсте, и совсем другое дело - получить информацию от самого автора. Неофициальное искусство всегда было сложным для понимания