Блог

Живопись художника Иванова и тема куклы

Юрий Новиков

Художник Иванов — натура более взрывчатая, более размашистая в жесте жизни и в форме художественного выражения. В своей живописи Иванов — мастер широкого диапазона: портрет, натюрморт, пейзаж, работы в графике, пастели, масле, акварели и темпере. Одно время не без успеха занимался ваянием.

В живописи Иванова ясно ощущается сезаннистский исток, в том варианте, который утвердился в России, уже по-своему переосмысленный в соответствии с национальным характером, то есть в более утяжеленных формах и красках, в большей привязанности к почве — в переносном и буквальном смыслах. Ибо краски русские сезаннисты в живописи предпочитают брать более земные — точнее, земляные. Пастозность мазков русских художников нередко напоминает отвалы из-под лемеха плуга. Эти черты более явственно проступают не столько у первых поколений русских сезаннистов, сколько у последующих.

У художника Иванова упруго-корявый мазок, но в его живописи этот мазок словно бы прорастает сквозь холст, из его толщи к свету, вынося с собой скрытую энергию, заключенную в самой краске; нервно-уверенный мазок художника, как бы прорывается сквозь неподвижную, косную материю.

Из тем живописи Иванова наиболее постоянная — тема кукол. Появилась она вместе с дочкой художника. Играя с маленькой Ларисой в куклы, художник Иванов сперва строил обычные в таком случае игровые ситуации. Психологические характеристики персонажей этих игр стали постепенно расширяться: стали обрастать биографиями, достоинствами и пороками, привязанностями и антипатиями, одним словом — жизнью. Персонажи стали нуждаться в портретах. Постепенно из детской игры в живописи художника Иванова стали складываться полунатюрморты, наполовину — бытовой жанр. Куклы то мирно восседают, то интригуют, обладают разными настроениями и широким набором характеров: чертами детски-простодушными и детски-жестокими, лукавыми, игривыми, веселыми и меланхолическими, порочно-сладострастными и даже садисткими. Одни из них новенькие и хвастаются нарядными обновками, другие потерты игрой-жизнью, и образ сломанной куклы около мусорного бачка в живописи Иванова логически завершает эту серию. Блик, скользнувший по пуговице глаза, художник Иванов превращает в осмысленный зрак — и в живописи начинается искусство перевоплощения безжизненной вещи в иную сущность, начинается жизнь, начинается искусство.

Я не буду останавливаться дотошно на всем многообразии живописи художника Иванова — он прошел достаточно долгий путь, но сказал далеко не все. Каждый период в живописи Иванова видоизменял наши представления о нем, как о художнике и «будущее всегда бросало тень на прошлое»...

Разместить комментарий